Курильские острова

книга

Серные сосульки

Мы стоим лагерем высоко на склоне вулкана. Из зеленой травы едва видны наши палатки. Живем в них вчетвером: Игорь, Михаил Тестов, Анатолий Митин и я. Мы уже знаем все тропки на вулкане и не раз поднимались на его вершину. Вулкан Менделеева древний, сильно разрушенный горны­ми ручьями, речками и временными потоками. Восстановить его первоначальную форму и размеры сейчас нелегко даже специалисту. Когда в ясную погоду мы поднимались на вер­шину сопки Менделеева, то видели, что к югу от нее распо­ложена гора, имеющая форму полукольца. Это гора Мечни­кова. Обе горы — остатки некогда существовавшего здесь большого вулкана, который достигал 1,5 километра высоты и за время своего существования выбросил более 5 кубиче­ских километров каменного материала. Он имел правильную коническую форму, и на его вершине был кратер. Но этот вулкан постигла участь грязевых вулканчиков: после нескольких сильных извержений образовалась кольцевая тре­щина и верхняя часть вулкана провалилась в частично опо­рожненный вулканический очаг. Образовалась впадина — кальдера, подобная грязевому котлу, с крутыми стенками, плоским дном, но огромной площади. Затем густая, вязкая магма поднялась по кольцевой трещине и заполнила, в виде гигантского огненного купола ее северную часть. Так^ воз­никла вершина современной сопки Менделеева. На ней нет кратера.

Вулканические газы тоже воспользовались кольцевой тре­щиной и образовали четыре воронки, расположенные полу­кольцом. Каждую из них потом размыли ручьи. И сейчас I здесь "много выходов вулканических газов. Эти места в Южно-Курильске называют серными полями. Если посмотреть на вулкан сверху или на топографическую карту, можно заметить, что полукольцо серных или фумарольных полей замыкается до полного кольца горой Мечникова. Это и есть то кольцо, по которому проходит невидимая глазу кольцевая трещина. Ручьи в течение многих тысяч лет размыли стенки кальдеры и отделили сопку Мечникова от сопки Менделеева. За последние столетия вулкан Менделеева не извергал ла­вовых потоков. Происходили только газовые взрывы, и вы­брасывался рыхлый вулканический материал в районе сер­ных, полей. На одном из них и сейчас две очень сильные га­зовые струи с шумом и свистом вырываются из-под земли. Они несут с собой серу, и здесь можно наблюдать чрезвы­чайно интересное явление: почти на глазах растут сосульки серы в пустотах.

Мы с Анатолием работаем на северо-западном фумарольном поле вулкана Менделеева. На сотни метров вокруг нас белая земля, выжженная серной кислотой фумарольных па­ров. Кусты кедрового стланика по краю фумарольного поля опалены ядовитыми газами и побурели.

Из небольших пустот в земле вырываются расположенные в нескольких метрах друг от друга мощные парогазовые струи. Я лопатой бросаю в устье одной из них комочки земли их подбрасывает вверх, и они разлетаются в стороны. Струи пара поднимаются вверх на несколько десятков метров.

Диаметр одной из пустот метра полтора. Из нее клубится белый пар, а с нависающего над ней козырька серы свеши­ваются большие серные сосульки. Анатолий погружает в устье сольфатары палку, и через несколько минут она обра­стает тонким слоем серы. Я опускаю туда большую лапча­тую ветку кедрача, и через некоторое время вытаскиваю не­что вроде великолепного желтого коралла.

Вулканические пары и газы отлагают на вулканах у по­верхности Земли самородную вулканическую серу, и фушарольные поля вулкана Менделеева — это своеобразные сер­ные месторождения. Запасы серы в них пополняются вулка­ническими газами и размываются атмосферными водами.

— А можно ли на вулканах добывать серу? — спрашивает меня Анатолий. Его многое интересует. По специальности он повар, в душе романтик, по образу жизни в какой-то мере бродяга.

[1]2
Оглавление

плазменная резка купить оборудование