Курильские острова

книга

Эбеко салютует женщинам

«Мне все здесь на память приводит былое»,— думал я, шагая по грязным улицам Северо-Курильска. И этот магазин, где мы 4 года тому назад закупали продукты; и эта баня, в ко­торой мы безуспешно пытались смыть с себя запахи кислот; и этот клуб, куда однажды, спустившись с вулкана и едва успев переодеть платье, мы попали на концерт владивосток­ской самодеятельности. И эти забавные «скворечники». В Северо-Куркльске некоторые одноэтажные дома имеют двухэтажное крыльцо.- над крыльцом строится второе крыль­цо — эдакий лаз, которым пользуются зимой во время боль­ших снежных заносов. А вот на горе зеленый дом. Здесь мы снимали под базу отряда комнату и хозяйка рассказывала нам об ужасах цунами.

Но главное — Эбеко. Знакомый, любимый, пышущий жа­ром сотен фумарол, сверкающий снежниками вулкан.

Солнечный день. Ирина, Юрий Николаевич и я поднимаем­ся на Эбеко. Цветет рододендрон, распускается ольха, скром­но синеют фиалки. Трава на ветру переливается серебристо-зелеными волнами. Эту серебристость придают ей прошло­годние поседевшие травинки. Проходим снежники, поляны, заросшие верещатником. Идем, раздевшись по пояс. На одном из снежников я надеваю темные очки. На лице сейчас же появляются капельки пота.

    Ну вот, надел очки, и стало жарко,— говорю я.

    Очки — средство от холода. Неплохая идея,— смеется Русинов.

По правую руку от тропы следы нашего старого лагеря. Сердце сжимается, как будто прохожу мимо могилы люби­мого человека. Когда мы в прошлом году заходили в Северо-Курильск, мы тоже поднимались на Эбеко. Стояла ужасная погода, лил дождь, и свистел ветер, но и тогда я проходил мимо нашего лагеря с тем же щемящим чувством... Эбеко изменился за эти 4 года. Правда, у него остались те же сольфатарные поля; большинство фумарол действует по-преж­нему, но горячее озеро в кратере остыло. Оно уже не дышит теплыми парами, над ним не витает таинственный туман. Главное изменение в деятельности вулкана произошло в этом году. Эбеко, мой славный Эбеко, показал себя галантным ка­валером, отсалютовав женщинам по случаю их праздника. 8 марта 1963 года небольшим взрывом он выразил свое вни­мание к прекрасному полу. Может быть, многих это внима­ние только огорчило и обеспокоило, но это уже не его дело.

Вырвавшись из бокового кратера, красивый столб сольфатарного пара с камнями и пылью измененных пород поднял­ся на высоту нескольких километров. На внешнем склоне вулкана образовалась новая, самая крупная в Советском Союзе фумарола. Рассказывают, что, когда в первые дни после ее образования ветер гнал на городок газ и пыль, жи­тели не могли выйти из домов и вынуждены были ночевать там, где их застиг ядовитый ветер,— в кинотеатрах, клубах, столовых.

Осмотр новой фумаролы — основная цель нашего восхож­дения. Диаметр ее 4—5 метров. Из этой зияющей дыры на­сыщенный кислотами пар белыми клубами поднимается на сотни метров. Я смотрю на клубы этого белого пара и думаю о том, что в прошлом он мог выходить на дне горячего озера. Озерные илы и ' осадки постепенно закупорили отверстия, через 'которые пар пробивался в озеро, и оно медленно осты­вало.

[1]2
Оглавление

аппарат плазменной резки цена hypertherm