Курильские острова

книга

Каменные Ловушки

С Шиашкотана мы хотели попасть на Каменные Ловушки. Это группа небольших островков-скал между Райкоке и Онекотаном. Капитан Сноу писал: «В проливе Мусир нет дру­гих опасностей, кроме самих Каменных Ловушек». И еще: «Сюда заходят сильные течения, образуя временами водо­вороты и тяжкие сулои». Кто знает, сколько зверобойных и рыбацких шхун нашли здесь свой конец! Сколько судов было поймано Каменными Ловушками, подобно тому как болот­ная росянка ловит комаров!

, В один из погожих дней мы отправились на шхуне к этим островам. Я стоял на палубе. Море мерцало тысячами сол­нечных бликов. Казалось, что идет солнечный дождь. Мимо шхуны проплыл «плот» из листьев морской капусты. На нем путешествовала чайка. Пронзительно, как пику, вытянув шею, пронесся баклан. Каменные Ловушки долго не появ­лялись, а когда мы их увидели, они показались нам группой небольших, торчащих из воды камней. Эти камни вскоре выросли до размера небольших островков. Море катило на них большие волны, которые разбивались о черные скалы. Подойти к островам можно было только с одной стороны. Но здесь берега их оказались усеянными сивучами. Сивучей было так много, как отдыхающих на сочинском пляже в разгар купального сезона. До шхуны доносился не только зычный рев животных, но и неприятный запах лежбища. Кстати, о запахах. Владимир Солоухин в предисловии к одной из книг Константина Паустовского привел в качестве примера элементов сказочности в его произведениях описание аромата цветов, долетающего с сухумского берега к сто­явшему на рейде пароходу. «Все это, конечно, выдумка,— утверждает Солоухин.— Но в то же время мы не можем не поверить художнику и явственно, физически не ощутить все эти запахи...»

Я вспоминал эти слова Солоухина, когда наша шхуна по­дошла как-то к юго-восточному берегу острова Онекотан и мы бросили якорь в одной уютной бухте. Мы стояли в по­лукилометре от берега, и легкий ветер доносил до нас пья­нящий, напоминающий аромат тополей запах липких, толь­ко что начавших распускаться почек ольхи. Я с наслажде­нием, всей грудью вдыхал прохладный вечерний морской воздух, приправленный запахом весеннего берега, и думал, что, если я напишу об этом, читатель, может быть, не пове­рит мне, так же как Солоухин не поверил Паустовскому. Известно, что цветы севера, и в том числе цветы Камчатки и Курильских островов, пахнут слабее, чем цветы юга. Я не скажу, что с борта шхуны различал аромат курильских цве­тов. Нет. Но запахи распускающейся ольхи и молодой хвои кедрача нередко доносились до шхуны даже тогда, когда берега не было видно из-за тумана. К сожалению, неприят­ные запахи с берега ощущались на гораздо большем рас­стоянии, чем приятные.

Так, специфический запах жироварки с китокомбинатов чувствовался на расстоянии нескольких километров, а за­пахи, распространяющиеся с новой фумаролы вулкана Эбеко, чувствуются на расстоянии десятков километров.

У Каменных Ловушек мы ощущали запахи большого лежбища с расстояния в несколько сот метров. Сивучей было много не только на берегу. Море вокруг тоже просто кишело этими животными, многие из которых весили более полутонны.

    Как же будем высаживаться? — спросил я Русинова.

   

[1]2
Оглавление

admiral xxx 2