Курильские острова

книга

Пять лет спустя

Прошло около 5 лет. И вот в августе 1962 года Виктор Берн­штейн и я снова встречаемся на Симушире в поселке Косточ­ке. Он прибыл сюда со своим другом-магнитометром из Мо­сквы, а я на шхуне-«Геолог» —из Петропавловска.

После нашей экспедиции, вызванной извержением 1957 го­да, Виктор приезжает сюда не первый раз. Он отыскивает свои старые пикеты и проводит повторные магнитные изме­рения — хочет узнать, как изменяется магнитное поле вул­кана.

Я по-прежнему вооружен геологическим молотком, бутыл­ками и термометрами и собираюсь измерить температуру фумарол и горячих источников, отобрать новые пробы воды, посмотреть, как изменился вулкан после нашего памятного спуска в кальдеру 12 декабря 1957 года.

Печет солнце. Мы спускаемся тем же путем, что и 5 лет назад,— по оврагам, крутым обрывам и осыпям. Вот и Би­рюзовое озеро. Уровень его понизился метров на семь, и вдоль протянулось несколько маленьких террасок. У южного берега, там, где бьют ключи,— длинные, узкие очень горячие прозрачные лужи. Измеряю температуру: 96°. Около луж камни, покрытые белыми корочками. Пробую на вкус — чи­стая поваренная соль. Хочется выкупаться в озере, но вода в нем теперь слишком холодная.

Идем, на северный берег. Под ногами то тут, то там ока­танные куски серой очень легкой пемзы — это продукт преж­них извержений. Наконец мы на месте извержения 1957 го­да — там, куда нечего было и думать подойти 5 лет назад. Мы лазаем по нагромождениям черной глыбовой лавы. Она еще не везде остыла, и из трещин нас обдает жаром.

Проходит день, и мы покидаем кальдеру Заварицкого. Ее отвесные стены высотой в сотни метров, рассеченные огром­ными жилами, окрашены в различные оттенки красного цве­та. Поражает изумительная гармония цветов. Освещенная лучами вечернего солнца, кальдера прекрасна.

 

[1]
Оглавление

санки коляски продажа челябинск. . перегородки из стекла в екатеринбурге.