Курильские острова

книга

Черная трава и горячие бомбы

Представьте себе узкую полосу валунного берега, окайм­ленную крутыми откосами или отвесными скалами. Имен­но на таком месте стоял лагерь вулканологов. Палатки жались к скалам подальше от воды, Там, куда добирался прибой, с валунов был смыт пепел, который покрывал в районе лагеря все слоем в несколько сантиметров. Чтобы поставить палатки, нам прежде всего надо было выровнять две площадки на валунном берегу, а для этого перебро­сать с места на место множество валунов — дело весьма не легкое,— потом укрепить между валунами опорные колья и сделать деревянные каркасы, наконец, натянуть палатки и постелить дощатые полы, К вечеру мы справи­лись с этой работой.

Утром нам не терпелось отправиться к действующим кра­терам. Погода благоприятствовала: не было ни дождя, ни большого тумана. Из зажатого между непропусками лагеря попасть к потоку и к кратерам можно было двумя путя­ми — либо морем на лодке, либо взобравшись по откосу на гору. В тот день мы не могли воспользоваться моторными лодками и отправились поверху. Путь этот был довольно трудным и долгим, с горы на гору, через глубокие овраги, но он был по-своему интересен. Первое, что бросилось в глаза, как только мы поднялись по откосу наверх,— это черная от пепла трава. Дальше никакой травы не было, ибо она была засыпана пеплом. Начались безжизненные прост­ранства серой пепловой пустыни, на которой торчали совер­шенно голые, поломанные на одном уровне стволы и ветви ольхового стланика. Еще ближе к кратерам не было ниче­го, кроме камней, шлака и пепла. Ольховый стланик близ кратеров был погребен под материалом вулканических вы­бросов на глубину 10—15 метров.

Проходя через куртину сохранившегося в овражке ольхо­вого стланика, мы неожиданно обратили внимание на сло­манные ветки, вывороченные с корнем кусты и круглую яму глубиной с метр и диаметром метра полтора. Это была воронка от вулканической бомбы. Присмотревшись повни­мательнее, мы увидели, что таких воронок в окрестности много, и их становилось больше по мере нашего продвиже­ния. Первые воронки от крупных вулканических бомб встре­тились нам на расстоянии нескольких километров от вул­кана, В. полукилометре от кратеров нам стали попадаться горячие бомбы. Это значило, что они были выброшены совеем недавно и что для нас вероятность попасть под вулка­нический обстрел достаточно велика. Но мы идем вперед. Это первый, рекогносцировочный маршрут, и надо посмот­реть, где и как располагаются кратеры и лавовые потоки, откуда летят бомбы, определить, что и как происходило здесь недавно и какова тенденция развития извержения.

Главный действующий конус расположен приблизительно в. полукилометре от берега моря. Высота его — несколько сот метров. Из его кратера каждую секунду слышатся взры­вы и летят шлак и бомбы на высоту 700—800 метров. С юж­ной, стороны конуса, немного ниже его вершины, действует второй кратер. Оттуда тоже летят бомбы и шлак на высоту в несколько сот метров. По-видимому, эти два отверстия со­пряженные, и увеличение интенсивности взрывов в одном из них вызывает их уменьшение в другом. Лава изливается в двух местах у подножия главного конуса и течет на север, в сторону моря, и на юг. Основная масса ее изливается в сторону моря, заполняет огромную взрывную воронку или ряд воронок ниже главного конуса и образует вдающийся в море и постепенно растущий горячий мыс. Толщина ее кое-где, превышает 30 метров.

Выше главного конуса располагаются приблизительно на одной радиальной прямой еще четыре громадные воронки взрыва: их диаметры и глубины измеряются многими сот­нями метров. В стенках их видны погребенные кусты оль­хового стланика и почвенный слой. Это позволяет легко определить толщину выброшенного взрывами материала — 10—15 метров.

Лава, изливающаяся с южной стороны главного конуса, имеет три языка: один огибает конус слева, другой — самый длинный — справа, а третий падает в бездну расположенной главным конусов взрывной котловины.

[1]2
Оглавление

По материалам сайта mylnye-grezi.ru