Курильские острова

книга

Ваба — сын Раскалы

Вабу я искал долго. Сначала я огибал Ключевскую Сопку, пока не пришел на старый лавовый поток, ко­торый _ с правого борта усиленно , размывался большим мутным ручьем. Каждую весну, когда быстро таял снег, этот ручей превращался в бурную речку. Тогда он волочил по дну даже крупные камни. Я долго шел по долине ручья. Берега его сначала были высокие и отвесные. Они- были сложены рыхлой породой, из которой торчали крупные угловатые глыбы базальта. Вниз по долине этих глыб стано­вилось все меньше, и они казались все более округлыми. Потом их не стало совсем. Склоны долины стали чуть за­метными. Кругом был наносный вулканический песок и тонкая глиноподобная муть. Лишь кое-где вдоль русла встречались более или менее крупные округлые гальки пузыристой породы. Так я вышел к самому берегу реки Камчатки. И вдруг прямо на ровном месте, рядом с водой, на углублении, вымытом в речном песке, я увидел крупный валун базальта.

    Ты Ваба? — спросил я.

    Да, я Ваба,— ответил он важно.

    Ты сын Раскалы?

    Как это ты догадался?

    Ты самый мудрый валун базальта, потому что ты много видел. Но как же тебе удалось так далеко отойти от родного лавового потока?

Ваба расплылся в улыбке:

—  Конечно, я самый мудрый валун, и это потому, что я уже много путешествовал. Но я не хвастун. Я скажу тебе прямо, что я вовсе не отличаюсь какими-либо особыми качествами по сравнению со своими братьями — другими базальтовыми валунами, и то, что я намного опередил их,— дело случая. Точнее, это результат хитросплетения целого ряда случайностей. Я появился на поверхности Земли как частица раскаленного потока. Но та порция лавы, частью которой был я, продвинулась от кратера дальше всего. Слу­чайно я оказался с правого борта потока, и, когда темпера­тура его поубавилась, я под давлением поступающей сверху лавы вместе с другими глыбами откололся от него. Так я обрел свою индивидуальность, или родился. Правда, я еще не стал валуном, а был всего лишь остроугольной, покры­той шлаковой коркой глыбой. Я родился осенью, а вею зиму на лавовый поток и на нас, отколовшиеся от него глыбы, падал снег. Сначала он таял, а когда падал на самые горя­чие места — недовольно шипел. А потом мы поостыли на­столько, что нас засыпало снегом. Его не было только там, где между нами пробивались горячие газы. Но зима кончи­лась, а весной снег стал превращаться в воду. Сначала меж­ду нами потекли маленькие звонкие ручейки. А потом... Потом мы оказались чуть ли не в центре бешеного мутного потока. Откуда-то с горы он тащил массу мути, песка и камней. Я и некоторые другие глыбы зашевелились и на­чали перекатываться вдоль его русла. Так началось мое путешествие. Чем ты легче, тем больше у.тебя шансов про­путешествовать дальше других. От чего зависит легкость? От размера и от удельного веса. Ты видишь, вокруг меня лежат все песчинки да легкие гальки. А я большой и тя­желый. Мне просто везло: я все время попадал в струю.

[1]2
Оглавление

элементарно ру