Курильские острова

книга

Анга-путешественница

Разыскать Ангу оказалось еще труднее, чем найти Вабу. Я долго шел по берегу реки Камчатки, и мне встречалось много андезитовых галек. Иногда я останавливался, здоро­вался и учтиво спрашивал:

—   Скажите, пожалуйста, вы родились в тысяча девятьсот шестьдесят четвертом году?

И получал ответ:

—      Вы шутите, я родилась на сто лет раньше.

А когда ответ бывал утвердительный, я задавал еще во­прос:

—- Вы знакомы с большим Вабой?

Но важного большого Вабу эти молоденькие гальки не знали. Только одна ответила мне:

—  Большой Ваба — это, должно быть, тот самый валун, к которому отнесло мою подругу. Она рассказывала мне, какой он мудрый и разговорчивый. Не правда ли, редкое сочетание — мудрый и разговорчивый. Обычно если мудрый, то неразговорчивый, а если разговорчивый, то не мудрый.

   А где же теперь ваша подруга? — спросил я.

   В море или скорее на берегу моря. Она хотя и круп­ная, но такая легкая, эта Анга. Так она себя называла.

В устье реки Камчатки большая-большая коса. Она в ос­новном песчаная, но немало на ней и галек самых разно­образных горных пород: гранита, базальта, сланца. Накло­няясь и рассматривая их, я думал, что каждая может рас­сказать о себе целую историю. Волны прибоя, набегая на берег, перемешивали и перекатывали их. Они вели между собой бесконечный разговор. Я думал, что, может быть, сто­ит подслушать, что они друг другу рассказывают, но под­слушивать некрасиво, и, кроме того, у меня цель найти Ангу и побеседовать с ней. Галечки андезитовой пемзы были отброшены прибоем дальше всех других. Большинство их лежало на песке. Волна их не достигала.

Я долго ходил по берегу моря, рассматривая андезитовые гальки, пока на одной довольно крупной не увидел какую-то стертую надпись. Я нагнулся и прочитал: шесть.

   Анга! — сказал я.— Наконец-то я нашел вас. Баба пе­редал вам большой привет...

   Вы видели Вабу! Ах, он такой тяжелый и, конечно, все еще лежит на прежнем месте.

[1]234
Оглавление

. путаны